Бьет – значит не любит

Дата: .

В России ежегодно от домашнего насилия погибают 12-14 тысяч женщин и 2 тысячи детей. А ещё 2 тысячи детей и подростков, доведённые жестоким обращением родных и близких, заканчивают жизнь самоубийством. На днях большинство депутатов Государственной Думы поддержали идею декреминализировать домашние побои, то есть исключить «побои в отношении близких лиц» из числа преступлений. Инициировала законопроект эсер Елена Мизулина. Ей оппонирует эсер Надежда Тихонова.

В соцсетях тут же разгорелась дискуссия. Сторонники замены уголовного наказания за домашние побои административными штрафами стоят на том, что государству не стоит вмешиваться в семейные проблемы: мол, муж и жена - одна сатана, сами разберутся.

Противники настаивают на том, что страх уголовного наказания хоть как-то сдерживал домашних тиранов. А если Дума окончательно примет новый закон, то они окончательно распояшутся. К тому же, административно накажут не только и не столько домашнего тирана, сколько всю семью - ведь оплачивать штраф придётся из общего семейного бюджета.

Всё это обсуждение происходит на фоне того, что в России так и не принят закон о домашнем насилии, хотя с начала 90-х годов их было разработано более 40.

Аргументы оппонентов принятия закона о домашнем насилии на первый взгляд вроде бы логичны. Они ссылаются на то, что в Уголовном кодексе уже есть все нормы для наказания домашних тиранов: это и статьи об умышленном причинении вреда здоровью, и об угрозе убийством, и об истязании. На практике часть этих статей относится к частному обвинению. А оно предполагает, что жертва должна взять функции следователя на себя: сама должна получить справки о побоях у медэкспертов, сама подать заявление в суд, сама уговаривать соседей и других свидетелей дать показания в суде. Чего она добьётся в результате? Домашнего тирана арестуют максимум на три или четыре месяца. А потом он снова вернётся домой. К своей жертве. Не потому ли только три процента таких дел доходит до суда?

Законы о домашнем насилии действуют в 89 государствах. Они предполагают не только уголовное наказание для тех, кто распускает руки, но и действенную поддержку их жертвам. Так, преступнику может быть запрещено приближаться к родственникам, подвергшимся домашнему насилию, на расстояние более 100-150 метров, семье обязательно оказывается психологическая и юридическая помощь, кроме того, она может переехать в приют, о местонахождении которого насильнику никто не сообщит.

Свою эффективность эти законы уже доказали. После их введения случаи домашнего насилия сократились на 20-30%, а в США число убийств на почве бытового насилия уменьшилось и вовсе в четыре раза. За этими сухими цифрами судьбы тысячи женщин и детей, получивших шанс на новую жизнь.

У нас же в России ежедневно 36 тысяч россиянок подвергаются домашним побоям, каждые 40 минут от них умирает одна женщина - чья-то сестра, жена, дочь, мать. Но это неофициальная статистика. Официальной нет. Полиция её не ведёт, поскольку закона о домашнем насилии у нас нет. А нет его ещё и потому, что статистика не ведётся. Вот такой замкнутый круг.

К счастью, координационный совет по вопросам равноправия мужчин и женщин и профилактики насилия согласился с моей идеей вести статистику домашнего насилия хотя бы в Петербурге. Это небольшой, но важный шаг к принятию закона, который даст возможность жертвам семейного насилия навсегда расстаться с образом жизни, построенному по принципу: «Бьет - значит любит».

Надежда ТИХОНОВА, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, председатель регионального отделения социал-демократического союза женщин России.

Источник: MR7.ru — информационно-новостной портал


( 2 Голосов ) 

Голосование месяца

Укажите главные ресурсы, привлечение которых помогают лидерам и представителям общественных объединений достигать целей по защите прав женщин