ГЕНДЕРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ: МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ

Дата: .

Автор: Овчарова Ольга Геннадьевна, Доктор политических наук, профессор кафедры гуманитарных дисциплин Государственного специализированного института искусств

Образование, выступая одним из базовых институтов социализации, играет ключевую роль в развитии и реализации основного принципа современного демократического общества – соблюдения прав и свобод каждого человека не зависимо от его социальных характеристик, исторически являющихся факторами стратификации. К таким характеристикам относятся: раса, национальность, религиозная принадлежность, класс, возраст, гендер. Изучение последней в качестве критерия препятствий/возможностей свободного развития личности происходит в рамках гендерного образования.

Гендерное образование – инструмент формирования способностей к интеллектуальным и социальным новациям, ориентированным на создание объективной картины мира, а также воспитание адекватной оценки различий между людьми и понимания равенства их равенства, несмотря на различия.

Гендерное образование, приобретшее свой законный статус на Западе в 1980-е гг., в настоящий момент выступает образовательной нормой социогуманитарного знания в странах «старых демократий». Однако в России – стране, консолидирующей демократические институты и осуществляющей реформу высшего образования на основе включения в процесс западных нормативов, реализация гендерного подхода осуществляется благодаря инициативе преподавателей-энтузиастов, нежели на основе систематического введения соответствующих нормативов в государственные образовательные стандарты. Основными истоками «гендерной слепоты» отечественного образовательного процесса выступают: недостаточная осознанность гендерных проблем государством и гражданами, а, следовательно, и большинством в академическом сообществе. Кроме того, среди ученых препятствием развитию гендерного образования выступает дефицит регулярного диалога по разным интеллектуальным позициям, в связи с чем, гендерное измерение социальных проблем и остается на периферии анализа модернизации российского общества.

Какие же аргументы следует искать в сложившихся условиях сторонникам включения гендерного подхода в образование? Наиболее эффективными на сегодняшний день представляются аргументы о необходимости соблюдения Россией в полной мере ряда норм международного правозащитного и образовательного законодательств, декларирующих гендерное равенство.

Речь идет, прежде всего, о ратификации Россией (первоначально СССР) Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, принятой ООН в 1979 г. Одобрив «Женскую конвенцию», РФ обязана содействовать изменению социальной и культурной модели поведения мужчин и женщин, основанной на идее неполноценности или превосходства одного из полов или стереотипности гендерных ролей (ст. 1, ч. 1 Конвенции). Указанные социокультурные трансформации должны осуществляться в том числе и посредством образования за счет пересмотра учебных пособий и программ и адаптации методов изучения (ст. 10, ч. 3 Конвенции).

Кроме того, Россия одобрила Пекинскую Декларацию и Платформу действий, принятые на IV Всемирной Конференции по положению женщин (1995 г.) в которых также отчетливо обозначены роль образования в процессе устранения гендерной асимметрии и требования обязательств со стороны правительств в осуществлении Платформы действий.

В таком контексте отметим, что интеграция гендерной проблематики в образовательное пространство Запада осуществлялась, в первую очередь, под влиянием требований ООН и входящих в ее структуру ЮНИФЕМ, ЮНЕСКО, ПРООН, а также Совета Европы. Кроме разработки и принятия документов, рекомендующих внедрение потенциала гендерного знания в систему высшего национального образования, в рамках этих организаций создаются учебные программы – интернациональные информационные ресурсы, а также осуществляется финансирование гендерных исследовательских и образовательных проектов.

Помимо принципов правозащитного законодательства Россия обязана следовать и международным образовательным нормам. Прежде всего, тем, которые определяют направленность государственной политики России в области образования в настоящий момент – принципам Европейского высшего образования. Соблюдение последних заключается не только во введении в учебный процесс формальных норм (ЕГЭ, бакалавриат, магистратура и т.п.), но и подразумевают соблюдение «университетами Европы знаний» единой содержательной стороны образовательного процесса. Так, в Болонской декларации, среди первостепенных целей, реализация которых в перспективе обеспечит создание Зоны европейского высшего образования, обозначено «содействие европейскому сотрудничеству в обеспечении качества образования с целью разработки сопоставимых критериев и методологий» и «содействие необходимым европейским воззрениям в высшем образовании». Как уже говорилось выше, гендерный анализ – общепринятый принцип западного образования.

Весомым критерием, аргументирующим значимость влияния норм мирового сообщества на развитие отечественного гендерного образования, выступает негативная международная оценка (имидж) России в связи с невыполнением требований по обеспечению прав женщин, реализации которых помогает, в том числе и специальное образование. Так, созданный в 2006 г. Совет ООН по правам человека (СПЧ) обязывает каждое государство предоставлять периодические обзоры выполнения его обязательств в области прав человека, отдельным пунктом выделяя аспекты гендера. С таких позиций игнорирование внедрения гендерного образования способно повлиять на выводы о том, что риторика гендерного равенства для нашей страны – не более чем формальная презентация себя как «продвинутой». Говоря о намерениях России присоединиться к Зоне Европейского высшего образования, важно подчеркнуть, что в ряду задач, которые предстоит решить отечественным вузам присутствует и необходимость разработки обязательного международного компонента академических программ как аналога федерального компонента в российском ГОСе. Особое значение здесь может приобрести и наличие в программах гендерных дисциплин.

Такая постановка вопроса уже сегодня требует координации усилий не только сторонников гендерного образования с целью продвижения своих идей, но, прежде всего, государственных структур и общественных организаций для реализации этих образовательных новаций.

 

Полный текст см. в сборнике «Россия и Европа: Глобальные изменения и современное развитие». Саратов: изд-во «Сарат. гос. соц.-эко. ун-т», 2010.

 


( 2 Голосов ) 

Голосование месяца

Укажите главные ресурсы, привлечение которых помогают лидерам и представителям общественных объединений достигать целей по защите прав женщин